Previous Entry Share
Анатолий Федорович Строев - о себе
astroev
Кто может представить журналиста лучше его самого?  Одни говорят, что мне повезло, другие – такова судьба, но я-то знаю, что всю жизнь ставил цели и пытался их достичь. Потому что, как заметил классик, "кто не идет вперед, тот идет назад, ибо стоячего положения нет". 

И номенклатура тут тоже ни при чем. Ну какой из меня номенклатурщик, если родился и вырос я в Шахтерске, а не в Москве или Питере, родители не занимали высоких должностей, а всю жизнь были рядовыми рабочими, если начинал свою журналистскую карьеру в углегорской районке "Ленинское слово" и учился на факультете журналистики не в МГУ – святилище для номенклатурных детей, а в Дальневосточном госуниверситете? С таким багажом максимум, чего можно было достичь, так это областной газеты "Молодая гвардия". Но как-то не хотелось тормозить самого себя. И я потихоньку начал печататься в центральных газетах – "Комсомольской правде" и "Советской России".

 Хотя шесть лет (и каких лет!), проведенных в островной "молодежке", вряд ли забудутся. Это была творческая школа энергичных, не побоюсь этого слова, талантливых ребят. Вспоминаю их часто: Влад Степачев, Женя Баранов, Женя Макушкин, Галка Найденова, Ким Хва Чан, Валера Пономарев, Боря Кречетов… И неспроста, наверно, что из семи претендентов на очень престижное по тем временам место собственного корреспондента "Комсомольской правды" во Владивостоке выбрали именно меня, выходца из "Молодой гвардии", а не номенклатурщика из того же Владивостока.

 Кстати, многие дальневосточные журналисты в Москве ныне занимают ключевые позиции: Володя Сунгоркин – главный редактор "Комсомольской правды", Володя Мамонтов руководит "Известиями", Игорь Коц – главный в газете "Советский спорт". Да и я в последние годы то генеральный директор газеты "Независимое обозрение", то главный редактор Агентства национальных новостей.

Горжусь не тем, что меня позвали в Москву, на "шестой этаж", как говорили тогда в "Комсомолке", а тем, что позволили сначала "поруководить страной" – 40 собкоров КП были под моим началом во всех уголках могучего СССР. А потом главред "Комсомолки" Геннадий Селезнев совершенно неожиданно осуществил и мою главную мечту: послал работать за рубеж, в Болгарию, да еще позволил мотаться на машине в тогдашнюю Югославию и писать о чем душа пожелает. Правда, и ответственность за все, что пишешь, была велика. Чуть что не так – на ковер к послу и угроза отправить тебя на родину.

 Счастлив, что работал в трех некогда главных газетах страны: в "Комсомольской правде" – 11 лет, в "Правде" – 2 года, в "Литературной газете" – 7 лет. Помнится, стоило мне занять кабинет в "Литгазете", как в него влетел обозреватель Игорь Гамаюнов: "Привет! Ты хоть знаешь, за чьим столом сидишь? Подними голову, взгляни на портрет!" На меня со стены отечески смотрел писатель и публицист Евгений Богат, чьи статьи я читал в ЛГ еще школьником. И дачу мне дали в Шереметьевском, которую до переезда в Переделкино занимал Булат Окуджава…

15 декабря исполнится ровно 40 лет, как я переступил порог "Ленинского слова" и началась моя журналистская биография. Перебираю наиболее ценные награды прошедших лет: два диплома премии имени А.П. Чехова сахалинского отделения Союза журналистов тогда еще СССР, медаль "В память 850-летия Москвы" и Почетный знак Союза журналистов России "За заслуги". Они как вехи пройденного пути. Но я не очень люблю оглядываться назад – всегда интереснее, а что там впереди?


?

Log in

No account? Create an account